«Спейс Шаттл». Промежуточные итоги. Часть 2

Ср, 09/09/2015 - 13:55

Программа «Спейс шаттл» начинается. 29 декабря 1980 года «Колумбия» готовится к первому полету в космос. Фото: Reuters/NASA/KSC

Экипаж STS-1 — астронавты Джон Янг (слева) и Роберт Криппен (справа) — во время тренировок в космическом центре им. Кеннеди 10 октября 1980 года. Фото: Reuters/NASA/KSC

В контрольной комнате ЦУПа. Апрель 1981 года. Фото: NASA

Только что произошло отделение отработавших твердотопливных ускорителей, а шаттл «Колумбия» продолжает восхождение на орбиту. На борту — астронавты Джон Янг и Роберт Криппен. Фото: NASA



...Как уже отмечалось в самом начале статьи, именно асинхронность в работе основных компьютеров «Колумбии» привела к отмене старта, назначенного на 10 апреля 1981 года. Самые суровые меры предосторожности и постоянные отсрочки первого полета «шаттла» были вполне объяснимы. Если до этого (да и после) как в советской, так и в американской космических программах пилотируемым полетам предшествовали обширные беспилотные испытания, то в данном случае все было с чистого листа — первый же полет «Колумбии» был пилотируемым.

Первый экипаж «шаттла» состоял из двух человек — командира Джона Янга и второго пилота Роберта Криппена (дублеры — Джо Энгл и Ричард Трули). Для Джона Янга миссия
STS-1 стала пятым космическим полетом. В первый свой полет он отправился в марте 1965 года на корабле «Джемини-3». Затем была миссия на «Джемини-10» в 1966 году, а в мае 1969 года Янг был командиром командного модуля корабля «Апполон-10» — второго полета по лунной космической программе с выходом на окололунную орбиту. В четвертый раз в космос Джон Янг отправился в 1972 году. 20 мая он ступил на поверхность Луны. Этот опытнейший космонавт стал первым в мире человеком, совершившим пять (миссия STS-1) и шесть (STS-9 в 1983 году) космических полетов.

Кстати, если вам необходимо будет дополнительная информация по полетам Шаттла или по американским космическим программам,добро пожаловать в банк рефератов на http://referat.nur.kz/

Роберт Лорел Криппен, выпускник университета штата Техас со степенью бакалавра в области аэрокосмических технологий, в 1960-х годах служил на авианосце «Индепенденс», затем учился в школе летчиков-испытателей ВВС США на авиабазе Эдвардс, а в 1966 году был привлечен к программе пилотируемой орбитальной лаборатории. В 1969-м Роберт, пройдя соответствующую подготовку, официально стал астронавтом США, он состоял в так называемой группе поддержки полетов по программе «Скайлэб» и советско-американской космической экспедиции «Союз»-«Апполон». Роберт Криппен долго ждал своего часа, и он настал в 1981 году. После миссии STS-1 он еще трижды летал в космос, и все три раза — на «Челленджере». Он руководил первым экипажем «шаттла» из пяти человек (STS-7, июнь 1983-го), первой операцией по ремонту спутника (STS-41C, апрель 1984-го) и первым экипажем астронавтов из семи человек (STS-41G, октябрь 1984-го). С 1992 по 1995 годы Роберт Криппен был директором Космического центра имени Кеннеди, под его руководством состоялись 22 полета по программе «Спейс шаттл».

12 апреля 1981 года примерно в 3 часа утра по местному времени (8.00 по Гринвичу) Янга и Криппена разбудили. После завтрака они надели скафандры, в 4 ч 20 мин астронавтов доставили на стартовую площадку 39А. Через двадцать минут Джон Янг и Роберт Криппен заняли свои места в кабине «Колумбии». В 5 ч 20 мин люк в кабину экипажа был закрыт.
В тот день в окрестности мыса Канаверал прибыли до 600 тысяч человек, не только со всей Америки, но и из других стран. В 7 ч утра все их взоры были обращены на «Колумбию». В этот момент было произведено зажигание основных двигателей «шаттла». Через три секунды, когда тяга двигателей достигла 90% от номинальной, включились твердотопливные ускорители. Через мгновения были отстрелены восемь крепежных болтов, которыми МКТС крепилась к стартовой платформе. «Колумбия» оторвалась от земли.

Через 2 мин 12 с после запуска на высоте 44,4 км отделились твердотопливные ускорители, которые приводнились в 242 км от стартового комплекса. Полет проходил в штатном режиме, в полном соответствии с расчетами. На 160-й секунде полета «Колумбия» достигла высоты 77,2 км. Через 5 мин 15 с после старта «шаттл» был уже на высоте 139 км, а еще спустя 45 с — на 140,8 км, скорость полета в этот момент составила 3,96 км/с, удаление от стартового комплекса — 519 км.

На 450-й секунде полета перегрузка достигла максимального значения 3g. В этот момент тяга двигателей была уменьшена до 65% от номинальной, корабль снизился на высоту 124,2 км.


14 апреля 1981 года, спустя два дня после старта, шаттл «Колумбия» успешно приземлился на авиабазе Эдвардс в Калифорнии. Фото: NASA

Шаттл «Колумбия» на борту Боинга-747 поднимается в воздух с авиабазы Эдвардс. Фото: AP Photo/Lennox McLendon

Шаттл «Челленджер» на орбите Земли. Астронавт Салли Райд (Sally Ride), специалист миссии STS-7, следит за контрольными мониторами из кресла пилота. 25 июня 1983 года. Фото: Reuters/NASA

Через 8 мин 34 с после взлета были выключены основные двигатели «Колумбии», скорость полета корабля составила 7,7 км/с. Еще через 12 с от «шаттла» отделился внешний топливный бак, обломки которого упали в Индийский океан в 19 тыс. км от места старта.

Когда основные двигатели сделали свою работу, пришло время включить двигатели системы орбитального маневрирования. Это было сделано через 10 с половиной минут после старта. Двигатели работали 87 с, было обеспечено приращение скорости 49,4 м/с, и корабль занял промежуточную орбиту с высотой 244,2 км и 105,4 км в перигее.
Одной из самых ответственных операций, предусмотренных программой первого полета «Спейс шаттл», было открытие створок люка отсека полезной нагрузки. Эта операция была начата через полтора часа после старта и проводилась в ручном режиме, для чего пилоты «шаттла» перешли к рабочим местам в задней части. Открытие створок на таком раннем этапе полета было связано с тем, что на них были установлены панели радиаторов, и если бы створки оставались в закрытом положении, система терморегуляции «шаттла» смогла бы нормально функционировать только на первых пяти-шести витках по орбите. Створки, сделанные из графит-эпоксидного материала, — весьма тонкие, и когда корабль находится на земле, в ангаре, для их открытия и удержания используется сложная система противовесов. В «боевых» условиях все механизмы функционировали нормально, никаких деформаций створок не наблюдалось.

В 13.39 (по Гринвичу) был проведен первый телевизионный сеанс связи между «Колумбией» и Центром имени Кеннеди. Янг и Криппен, используя ручную 70-мм телекамеру, показали в том числе и хвостовую часть корабля с открытым грузовым отсеком. Визуальный осмотр показал, что от поверхности гондол двигателей системы маневрирования отлетели 15 термоизолирующих плиток. Однако это не вызвало опасений у специалистов НАСА, поскольку эти плитки были рассчитаны на температуры 395-650°С и в этих зонах расчетные температуры на участке входа в атмосферу должны были достигнуть 371-399 °С и не превысили бы температур нагрева поверхности «шаттла» на участке выведения. На самых теплонагруженных участках термозащита не пострадала.

Через три с половиной часа после взлета астронавты сняли герметичные скафандры и остались в полетных комбинезонах. Вновь они надели скафандры за четыре часа до схода с орбиты и приземления.

В 14.20 был произведен двухимпульсный маневр перехода «Колумбии» на более высокую круговую орбиту. Для этого вначале был включен правый двигатель системы маневрирования, увеличивший скорость «шаттла» на 7,7 м/с, в результате чего высота орбиты в апогее составила 273,8 км и в перигее — 243,6 км. Через 45 мин был включен левый двигатель, скорость «Колумбии» увеличилась еще на 10 м/с, корабль перешел на почти круговую орбиту с параметрами 276,2 х 273,06  км.

Первый рабочий день экипажа «Колумбии» был закончен через 13 часов после старта. Астронавтам был дан отбой, но Янг и Криппен еще долго любовались из иллюминаторов на Землю. Они отдыхали в спальных мешках, привязанных прямо к рабочим креслам. Впоследствии, когда начались эксплуатационные полеты, на «шаттлах» были оборудованы стационарные спальные места. Также были установлены блоки для приготовления пищи (первые «шаттлы» оборудовались только устройствами для разогрева еды).

Второй день полета был в основном посвящен испытанию системы маневрирования «шаттла». В течение трех с четвертью часов экипаж проводил эксперимент по гравитационной стабилизации корабля. В ходе этого эксперимента была подтверждена возможность значительной экономии топлива для двигателей системы маневрирования. Кроме этого, в тот день Янг и Криппен проводили сеансы связи с Землей, в частности, разговаривали по телефону с вице-президентом Джорджем Бушем-старшим, занимались проверкой работы систем и приборов «Колумбии».

Согласно плану третьего, последнего, дня полета миссии STS-1, астронавты должны были проснуться без двадцати девять, но они бодрствовали задолго до этого времени.


Астронавт Дэйл Гарднер (Dale Gardner) за бортом шаттла «Дискавери» в ноябре 1984 года

Шаттл «Дискавери» совершает посадку на авиабазе Эдвардс в Калифорнии. 26-я космическая миссия завершена.
Фото: Mike Haggerty/USAF

Весь этот день был посвящен подготовке к посадке и собственно приземлению — пожалуй, самой сложной части первого полета «Колумбии». В конце концов, до Янга и Криппена взлетали в космос уже многие, а вот садиться в корабле многоразового использования приходилось впервые. В 14.30 (по Гринвичу) был закрыт грузовой отсек, а через три часа, в 17.21, были в первый раз включены на торможение двигатели системы маневрирования. Двигатели работали две с половиной минуты и снизили орбитальную скорость на 82,5 м/с. Через 28 мин «Колумбия» на высоте 120 км и скорости 24 М начала входить в атмосферу. Еще через 4 мин «шаттл» вошел в зону «радиомолчания» — 15 минут между кораблем и Центром имени Кеннеди не было никакой связи. В этот момент с базы Эдвардс, куда должен был приземлиться «челнок», взлетели четыре самолета «Нортроп Т-38», которые должны были наблюдать и фиксировать посадку «Колумбии». Еще один самолет отслеживал на высоте метеоусловия возле авиабазы.

Чтобы погасить энергию полета, «шаттл» совершил несколько маневров, и на высоте 58 км вошел в воздушные пределы штата Калифорния со стороны Тихого океана. Через несколько мгновений, на высоте 56,4 км и при скорости корабля 10,8 М, была восстановлена связь с экипажем. На высоте 50,3 км и на расстоянии примерно 760 км от места посадки «Колумбия» была обнаружена наземными станциями слежения.

Когда «шаттл» снизился до высоты 34,5 км, на скорости 5 М Джон Янг перешел на ручное управление и выполнил левый разворот. На высоте 25,5 км, на скорости 2,8 М «Колумбия» развернулась направо. Этот участок снижения считался специалистами НАСА одним из самых непредсказуемых, поскольку определенные пилотажные характеристики «Колумбии» на этой фазе посадки считались недостаточно надежными. Когда «шаттл» прошел отметку 34,5 км, Джон Янг взял управление на себя — первоначальные планы этого не предусматривали, однако незадолго до старта «Колумбии» было принято именно такое решение.

На высоте 25 км управление перешло в автоматический режим, а вскоре, на высоте 16,2 км и на скорости 1,3 М, «шаттл» прошел над авиабазой Эдвардс. При прохождении звукового барьера раздались два хлопка, через несколько секунд, на высоте 9,9 км, «Колумбию» встретили два самолета Т-38, сопровождавшие корабль до посадки. Янг снова взял управление на себя и, выполнив левый разворот на 210°, направил «шаттл» на посадочную полосу № 23 на дне озера Роджерс.

До подхода к границе озера посадка «Колумбии» шла в точности с планом. Но на высоте 600 м возникла непредвиденная ситуация. В момент предварительного выравнивания корабля Янг медленно увеличивал угол тангажа для уменьшения скорости снижения и обеспечения требуемой индикаторной скорости. Но скорость неожиданно увеличилась до 564,2 км/ч, и для ее уменьшения до 340-350 км/ч командир «шаттла» был вынужден посадить его на 600-900 м дальше расчетной точки. Впрочем, каких-либо серьезных трудностей эта ситуация экипажу и наземным службам не доставила.

На высоте 120 м было выпущено шасси. Скорость корабля при приземлении составляла 352 км/ч, вертикальная скорость — 0,23 м/с. Через 54 ч 20 мин 52 с после старта, в 18.20 по Гринвичу (в 10.20 по времени Тихоокеанского побережья США), «Колумбия» совершила посадку. Проехав 2750 м, через 58 с после касания шасси поверхности озера Роджерс, «шаттл» остановился.

Через 4 мин к «Колумбии» подъехали техники в специальных защитных костюмах и с датчиками, которые должны были определить возможную утечку взрывоопасных компонентов топлива двигателей системы ориентации и маневрирования. Затем, десять минут спустя, к «шаттлу» подогнали два грузовика с прицепами. Один был оборудован установкой для кондиционирования воздуха с двумя генераторами мощностью по 300 кВт. Охлажденный воздух по шлангам был закачан в кабину экипажа, отсек полезной нагрузки и другие части корабля, чтобы удалить пары взрывоопасных веществ. Мощная холодильная установка второго грузовика охлаждала поверхность корабля и его оборудование.
По регламенту пилоты должны были выйти из корабля через 20 минут после посадки, однако руководители полета решили не рисковать и выпустили Янга и Криппена «на волю» спустя час.

* * *

Миссия STS-1 была завершена. Пилоты прошли медицинский осмотр и прочие необходимые процедуры, получили награды и почести. Джон Янг, в частности, был удостоен Космической медали Конгресса — высшей награды США для астронавтов. Роберт Криппен был награжден Космической медалью в 2006 году, на данный момент он является последним, награжденным этой медалью.

Естественно, что тщательнейшим образом была исследована и «Колумбия». Уже 20 апреля специально оборудованный «Боинг-747» с водруженным на него первым «шаттлом» взлетел с авиабазы Эдвардс и через два дня, после промежуточной посадки и ночевки на базе Тинкер в штате Оклахома, прибыл в Космический центр имени Кеннеди во Флориде.
Было бы, наверное, странно, если бы в ходе первого полета по программе «Спейс шаттл» вообще не оказалось каких-либо недостатков или проблем. В своем выступлении на ежегодном аэрокосмическом конгрессе, проходившем 28 апреля — 1 мая 1981 года, начальник управления пилотируемых полетов НАСА Джон Ярдли сообщил, что в ходе миссии STS-1, помимо утерянных 15, получили повреждения 414 теплозащитных плиток «Колумбии». Специалистов беспокоил как сам факт повреждений, так и то, откуда взялись предметы, оставившие на плитках глубокие вмятины и борозды. Впрочем, были и положительные моменты: температура нагрева поверхности «Колумбии» при входе в атмосферу оказалась ниже расчетной, что позволяло на некоторых участках уменьшить толщину покрытия и снизить вес корабля.

Было также зафиксировано нарушение работы системы подачи охлаждающего воздуха и повышение температуры в кабине экипажа до 27°С, отказ двух нагревателей одной из трех газотурбинных установок гидравлической системы, выход из строя самописца для регистрации показаний некоторых приборов, ошибочные показания ряда устройств. Серьезному разбору подверглась и ситуация с непредвиденным увеличением скорости «Колумбии» непосредственно перед посадкой.

В заключении специалистов НАСА отмечалось, что в случае приземления «шаттла» на дне высохшего озера некоторое отклонение точки касания земли не имеет критического значения, поскольку полоса имеет большую протяженность, однако в случае аварийной посадки в Центре имени Кеннеди (длина полосы — 4,5 км) или другом месте такое отклонение может создать серьезные проблемы. Были и бытовые, но от того не менее важные затруднения — необорудованные спальные места и пищевые блоки и, наконец, нечеткая работа бортовых санузлов.
В целом же первый полет «Колумбии», в ходе которого корабль совершил 37 витков вокруг Земли и пролетел 1 млн 730 тыс. километров, был признан успешным. Фактически одновременно с анализом и подведением итогов первого полета «шаттла» началась подготовка ко второму.

* * *
Согласно планам, миссия STS-2 должна была начаться 9 октября 1981 года, однако и на этот раз старт несколько раз откладывался. В итоге во второй раз «Колумбия» полетела в космос ровно через семь месяцев после первого полета.

Главной задачей миссии STS-2 была демонстрация принципиальной возможности и безопасности повторного запуска пилотируемого космического корабля. Были существенно увеличены нагрузка «шаттла» и количество запланированных экспериментов. Пилотами были назначены дублеры первой миссии — Джо Энгл (командир) и Ричард Трули (второй пилот).
12 ноября 1981 года, в 10 ч 09 мин 59 с по времени восточного побережья США, «Колумбия» во второй раз отправилась в космос. Старт прошел без проблем, однако уже после выведения на орбиту отказал один из трех топливных элементов, обеспечивавших корабль электроэнергией и пресной водой. Из-за этого руководители полетов решили сократить миссию на три дня. В итоге второй полет «Колумбии» продолжался на семь минут меньше, чем первый. Впрочем, 90 % целей миссии STS-2 было достигнуто, среди прочего был успешно опробован в действии манипулятор, изготовленный канадскими специалистами.

Тестирование систем космического «челнока» перед началом эксплуатационных полетов продолжилось и в ходе третьего полета, состоявшегося 22 марта 1982 года. Старт «Колумбии» был отложен на час из-за проблем с нагревателем на наземной линии подачи азота и состоялся в 11.00 по местному времени. Хотя этот полет, как и первые два, считался испытательным, астронавты Джек Лусма и Чарльз Гордон Фуллертон провели на борту «Колумбии» несколько важнейших экспериментов.
Миссия STS-3 была рассчитана на семь дней, однако на этот раз астронавтам пришлось задержаться в космосе. Основная полоса на озере Роджерс была размыта ливнями, а над резервной в Нортроп Стрип, в песчаной пустыне в штате Нью-Мексико, дул сильный ветер. Проведя в полете 8 дней и 4 минуты, садилась «Колумбия» 30 марта в 9 часов утра по времени штата Нью-Мексико (16 ч по Гринвичу). Эта посадка была одной из самых тяжелых в истории программы «Спейс шаттл». Перед самым приземлением корабль чуть было не нырнул носом вниз, к тому же песок повредил некоторые элементы шасси.

Последним испытательным полетом программы «Спейс шаттл» стала миссия STS-4. Старт впервые прошел четко по расписанию — он был назначен на 11.00 27 июня 1982 года, и ровно в этот момент «Колумбия» оторвалась от Земли. После отрыва твердотопливных ускорителей от МТКС не сработала их парашютная система, из-за чего ускорители упали в океан и затонули. В остальном старт прошел без отклонений, по плану прошла и посадка, в ходе которой «Колумбия» впервые приземлялась на бетонную взлетно-посадочную полосу. В 9.08 4 июля 1982 года «Колумбия» села на полосе 22 авиабазы Эдвардс.

В соответствии с графиком начались и эксплуатационные полеты «шаттлов». Миссия STS-5 началась в 7.19 утра (12.19 по Гринвичу) 11 ноября 1982 года. Экипаж корабля впервые, как в истории «шаттлов», так и космонавтики вообще, состоял из четырех человек: командир — Вэнс Бранд, второй пилот — Роберт Овермайер, специалисты Джозеф Аллен и Уильям Ленуар. Основной задачей миссии было выведение на орбиту двух спутников связи: американского «SBS-3» и канадского «Anik-C3». В ходе миссии планировался первый в истории программы «Спейс шаттл» выход в открытый космос. Однако сначала он был отложен из-за недомогания Уильяма Ленуара, а затем и вовсе отменен из-за проблем со скафандрами. После 5 дней
2 часов 14 мин и 26 секунд полета 16 ноября «Колумбия» благополучно приземлилась на авиабазе Эдвардс.

* * *

Вслед за «Колумбией», в 1983 году пришло время второго «шаттла». Он был назван «Челленджером» (в переводе с английского — «Бросающий вызов»), в честь сразу двух кораблей: корвета, на котором в 1870-х годах проводились масштабные исследования мирового океана, и пилотируемого корабля, в 1972 году высадившегося на Луну в рамках миссии «Аполлон-17».

Строительство «Челленджера» (по классификации НАСА — OV-099) началось в 1975 году. Первоначально планировалось использовать его исключительно в качестве испытательного корабля, однако затем специалисты НАСА решили довести именно «Челленджер», а не «Энтерпрайз», до «полетного» состояния. Конструкция «Челленджера» в целом была идентична устройству «Колумбии», серьезной модификации подверглась только теплозащита: использование новых материалов и уменьшение толщины плиток позволили снизить вес корабля и, соответственно, увеличить его полезную нагрузку на 1100 кг по сравнению с первым «шаттлом».

Космический дебют «Челленджера» пришлось отложить на два с половиной месяца. Старт был назначен на 20 января 1983 года, но в ходе проверки 18 декабря 1982 года была обнаружена утечка водорода в первом главном двигателе. Во время второй проверки, 25 января 1983 года, было установлено, что причиной утечки является трещина в двигателе. Все три двигателя были сняты, два из них затем заново установлены и протестированы, а третий было решено заменить. Еще одна отсрочка полета была обусловлена загрязнением спутника TDRS-1 в результате шторма. В результате старт состоялся в 13.00 (18.00 по Гринвичу) 4 апреля 1983 года.

Спутник связи TDRS-1 был главным грузом «Челленджера». Экипаж миссии STS-6 состоял из четырех человек: командир — Пол Вейтц, пилот — Кэрол Бобко, специалисты Дональд Питерсон и Фрэнклин Масгрейв. В ходе первого полета «Челленджера» был осуществлен и первый выход в открытый космос в рамках программы «Спейс шаттл» — Питерсон и Масгрейв пробыли вне корабля 4 ч 17 мин. 9 апреля «Челленджер» приземлился на авиабазе Эдвардс.

Главной «звездой» следующего полета «шаттла» стала 32-летний астрофизик из Стэнфордского университета Салли Кристен Райд — третья, после Валентины Терешковой и Светланы Савицкой, представительница слабого пола, побывавшая в космосе, и первая американская женщина-астронавт. В 1977 году Салли прочла в университетской газете объявление о наборе в НАСА научных работников, желающих стать астронавтами.

«Не могу сказать, что было тогда у меня на уме, — вспоминала Салли, — но я сразу же подала документы. Я знала: это как раз то, что я хотела». Кроме нее, заявления подали 8400 человек. Уже в январе 1978 года НАСА отобрала из них 35 претендентов, в число которых попала и Салли Райд. После прохождения тренировочных курсов Салли была включена в отряд астронавтов, она изучала бортовые системы «шаттлов», специализируясь в управлении механическим манипулятором. Во время второго и третьего полетов «Колумбии» она из Центра имени Кеннеди поддерживала связь с экипажами.

18 июня 1983 года в 7.33 утра Салли Райд отправилась в космос. Надо сказать, что миссия STS-7 ознаменовалась не только участием в ней первой американской женщины-космонавта. Роберт Криппен стал первым астронавтом, дважды слетавшим в космос на «шаттле», на этот раз уже в качестве командира экипажа. Экипаж корабля впервые в истории космонавтики составлял пять человек. Во время полета на борту было проведено более 30 научных экспериментов, на орбиту выведены два спутника связи — канадский и индонезийский. Еще одним новшеством должна была стать посадка «шаттла» на взлетно-посадочную полосу Центра имени Кеннеди. Однако из-за неблагоприятных погодных условий пришлось садиться на привычной базе Эдвардс.

«Челленджер» стал космической рабочей лошадкой: в 1983-1984 годах из девяти полетов по программе «Спейс шаттл» шесть выполнил именно он. На «Челленджере» отправился первый астронавт-афроамериканец Гуйон Блуфорд и первый канадский космонавт Марк Гарно.

В 1984 году в эксплуатацию был введен третий «шаттл». Традиция называть «челноки» в честь «заслуженных» кораблей была соблюдена и на этот раз. OV-103 был назван «Дискавери» — в честь корабля Генри Гудзона, на котором он в 1610-1611 годах искал так называемый Северо-Западный проход. В январе 1979 года был заключен контракт между «Рокуэлл интернешнл» и НАСА на строительство «Дискавери», в августе того же года началось строительство корабля, в феврале 1983-го OV-103 был построен, а в июне 1984 года НАСА заявило о готовности «Дискавери» к полетам.

Первый полет «Дискавери», как и его предшественника «Челленджера», несколько раз откладывался. Старт миссии STS-41-D (или, по принятой сейчас классификации, STS-12) был запланирован на 25 июня 1984 года, но из-за различных технических проблем (среди прочего пришлось заменить один из главных двигателей) он состоялся только 30 августа. «Дискавери» должен был оторваться от Земли в 8.35, но и в этот день старт пришлось отложить на шесть с половиной минут из-за небольшого частного самолета, неожиданно вторгшегося в закрытое воздушное пространство Центра имени Кеннеди.

Из-за задержки миссии STS-41-D была отменена миссия STS-41-F, и «Дискавери» пришлось принять в первом полете значительную часть ее груза. В итоге полезная нагрузка OV-103 составила 18 681 кг, что на тот момент стало рекордным показателем для всех космических кораблей. Основную массу груза составили три спутника связи. Также из грузового отсека была развернута солнечная батарея длиной 31 м и шириной 4 м. Эта операция должна была продемонстрировать возможность создания больших солнечных батарей для будущих орбитальных проектов, таких как международная космическая станция. Миссия STS-41-D продолжалась шесть дней — 5 сентября «Дискавери» приземлился на авиабазе Эдвардс.
За прошедший после первой миссии OV-103 год «Дискавери» на пару с «Челленджером» совершили девять полетов.

А 3 октября 1985 года в космос отправился четвертый космический «челнок». Технологии совершенствовались — «Атлантис» (корабль был назван в честь исследовательского парусного судна, которое с 1930-го по 1966-й годы принадлежало океанографическому институту «Вудс Хол»), он же OV-104, был построен в два раза быстрее, чем «Колумбия», и весил на 3200 кг меньше, чем первый «шаттл».

Миссия STS-51J стала вторым полетом в программе «Спейс шатлл», полностью посвященным заданиям министерства обороны США (первым был полет «Дискавери» в январе 1985 года). Старт «Атлантиса» был отложен на 22 с половиной минуты из-за проблем с контроллером питания в системе клапанов подачи жидкого водорода в главный двигатель. В 11.15 корабль оторвался от Земли. Миссия прошла успешно — военные спутники связи были выведены на орбиту, и 7 октября «Атлантис» совершил посадку на авиабазе Эдвардс.
Это было золотое время «шаттлов». Если в 1984 году «космические челноки» совершили пять полетов, то в 1985-м — уже девять. Конечно, до 60 полетов в год, как планировалось на первом этапе разработки программы «Спейс шаттл», было очень далеко, однако полеты с частотой один в полтора месяца — это была уже настоящая космическая работа. 30 октября 1985-го в космос в очередной раз отправился «Челленджер». Экипаж миссии STS-61А составил восемь человек (среди них два западногерманских космонавта и один голландский) — и на тот, и на данный момент это остается рекордом во всей истории космонавтики. Девятый полет «Челленджера» стал первой миссией в программе «Спейс шаттл», финансирование и управление которой осуществлялось другой страной — ФРГ. Именно поэтому большая часть миссии была посвящена экспериментам в немецкой космической лаборатории D-1.
12 января 1986 года в свой седьмой и двадцать четвертый по программе «Спейс шаттл» полет отправилась «Колумбия». Экипаж под командованием Роберта Гибсона состоял из семи человек, среди которых был конгрессмен Билл Нельсон. Стартовала «Колумбия» не без приключений — полет, изначально запланированный на 18 декабря 1985 года, из-за технических проблем и плохих погодных условий несколько раз откладывался. Нервной была и посадка. После перерыва было решено вновь сажать «шаттлы» там, откуда они и взлетали, — в Центре имени Кеннеди. Посадка «Колумбии» была запланирована на 16 января, но и в этот день, и на следующий погода только ухудшалась. В итоге корабль 18 января приземлился на авиабазе Эдвардс.

Миссия STS-61С, несмотря на все проблемы, была признана успешной. Уже через четыре дня после посадки «Колумбии» был запланирован старт следующего челнока  — STS-51L.
В свой десятый полет должен был отправиться «Челленджер»…

Продолжение следует