Американская ракета-носитель «Сатурн». Часть 1

Ср, 06/26/2013 - 21:37

Президент США Дж. Кеннеди объявляет о начале программы по высадке человека на Луну. 25 мая 1961 г.

Первая ступень носителя (блок S-I) Saturn V в космическом центре им. Кеннеди

В. Браун на фоне своего детища - двигательной установки первой ступени носителя Saturn



Как быстро летит время!
Кажется, совсем недавно весь мир был в ожидании начала «путешествий в ракете», а мы слушали веселую песенку о том, что «наш Вася самым первым будет на Луне».

Трудно сказать, кого имели в виду сочинители этой песенки. Но, конечно же, не Василия Павловича Мишина, ставшего после смерти Сергея Павловича Королева руководителем советской лунной программы, и уж никак не голубоглазого американца.

Закулисная история

Прошло чуть более пятидесяти лет с начала Космической эры, более сорока лет после полета первого человека в космос. Но уже появились обвинители, которые приводят «абсолютно убедительные доказательства», что Гагарин не летал в космос. Много уже есть «исследователей», убежденных в том, что не было величайшего достижения человечества, что американский флаг был установлен не в Море Спокойствия, а водружался на секретной съемочной площадке в земных условиях, что в США осуществлена грандиозная фальсификация в политических и коммерческих целях.

Но праздник 12 апреля 1961 года был. Остались и следы первых землян на пыльной поверхности спутницы Земли. Незамеченной осталась не столь уж значимая, но все же круглая дата — полвека назад, весной 1957-го, первая летная ракета Р-7, королевская «семерка», была доставлена на техническую позицию Научно-испытательного полигона №5 Министерства обороны СССР. Хотя ее запуск, состоявшийся несколько месяцев спустя, был неудачным, но непосредственный штурм космических высот начался именно тогда. Ведь именно с помощью «семерки» на околоземную орбиту был запущен Первый искусственный спутник Земли, простейший, но его появление стало началом новой эры, Космической. Спутник произвел переворот в сознании американцев о Советском Союзе. Дальнейшие успехи СССР в космических делах послужили мощным стимулом для Соединенных Штатов, так как они несколько подорвали их престиж в области освоения космоса, да и в научно-техническом превосходстве над другими странами тоже.

Событие 12 апреля 1961 года произвело такое же впечатление на мир, как и Первый спутник. В тот же день у президента Кеннеди состоялась пресс-конференция, где ему был задан вопрос по поводу отставания США в области космических исследований.

Два дня спустя обеспокоенный Президент вызвал к себе своих советников, чтобы проконсультироваться в связи с полетом Гагарина. Выслушав их, Кеннеди задал вопрос: «… есть ли какой-то участок, где мы могли бы с ними сравняться? Что мы можем сделать? Можем ли мы первыми облететь вокруг Луны? Можем ли первыми высадить на Луну человека»?

Через несколько дней Кеннеди начал действовать.

Политики и руководители Страны Советов не очень серьезно восприняли выступление президента США Джона Ф. Кеннеди в Конгрессе 25 мая 1961 года, через полтора месяца после полета Гагарина. Его речь, своего рода вторичное послание (вопреки традиции) «О положении страны», заняла 48 минут и содержала сюрприз.

В связи с полетами в космос, к тому времени осуществленными в Советском Союзе, Джон Кеннеди заявил:
«Если мы хотим выиграть битву, развернувшуюся во всем мире между двумя системами, если мы хотим выиграть битву за умы людей, то последние достижения в овладении космосом должны объяснить всем нам влияние, оказываемое этими событиями повсюду на людей, которые пытаются решить, по какому пути им следует идти…

Совместно с вице-президентом, являющимся председателем Государственного совета по исследованию космоса, мы выяснили, где мы можем и где не можем добиться успеха. Наступило время…, когда страна должна занять ведущее место в достижениях по освоению космоса, которые в известном смысле будущее…
Мы стали свидетелями того, что начало достижениям в космосе было положено Советским Союзом благодаря имеющимся у него мощным ракетным двигателям. Это обеспечило Советскому Союзу ведущую роль на многие месяцы.

Мы имеем основание полагать, что Советский Союз использует свои преимущества для еще более впечатляющих достижений. Тем не менее, мы обязаны направить свои усилия в этом же направлении. Сейчас мы не можем дать гарантию, что будем когда-нибудь первыми в этой области, но можем гарантировать, что не пожалеем труда для достижения этой цели».

И тогда же:
«Я убежден, что наша страна должна взять на себя обязательство еще до истечения нынешнего десятилетия высадить человека на Луну с благополучным возвращением на Землю. Ни один космический проект в этот период не произведет на человечество более сильного впечатления, не будет важнее с точки зрения перспектив исследования космоса, не потребует столь значительных средств для своего выполнения».