Американские ракеты наземного базирования BGM-109G и MGM-52 «Ланс»

Чт, 07/30/2015 - 20:25

Пусковая установка ракет BGM-109G

Пуск КР BGM-109G

ПУ М752 на гусеничном шасси с ракетой MGM-52 «Ланс»


Крылатая ракета средней дальности GLCM

Возвращаясь к первой части нашего материала, напомним, что в 1969 г. с вооружения ВВС США сняли последние крылатые ракеты (КР) наземного базирования «Мэйс». Уже в 1971 г. руководство ВВС начало прорабатывать возможность создания новой КР, способной атаковать сильно защищенные средствами ПВО объекты в глубине обороны противника, снизив тем самым потенциальные потери самолетов. Согласно новой концепции, КР представляла собой, по сути, беспилотный самолет, способный совершать полет с дозвуковой скоростью на предельно малой высоте — вне зоны поражения зенитно-ракетных комплексов. Высокоточная система наведения позволяла бы обойтись относительно маломощной ядерной боевой частью. Такое оружие как нельзя лучше вписывалось в концепцию «гибкого реагирования». Но добиться согласия конгрессменов на создание нового оружия оказалось нелегко. Дело в том, что еще с 1968 г. велась разработка крылатой ракеты воздушного базирования ALCM (будущей AGM-86), и военным было трудно объяснить, зачем им еще и ракета наземного базирования с подобной дальностью стрельбы (2000-2500 км). Но ALCM предназначалась для поражения стратегических целей, а ее носителями должны были стать (и стали в действительности) бомбардировщики В-52. Для поражения целей на оперативной глубине предусматривалось применение тактической авиации. Однако, как мы уже отмечали, в Восточной Европе им пришлось бы столкнуться с сильнейшей системой ПВО, что не только вело к увеличению потерь, но и ставило под угрозу срыва выполнение боевых задач. Руководствуясь такими аргументами, военным в январе 1977 г. удалось убедить законодателей санкционировать разработку новой ракеты. С целью экономии средств и времени предполагалось создать КР наземного базирования путем адаптации одного из существующих образцов. Ракета ALCM, рассчитанная на воздушный пуск, для этого не годилась — при старте с земли нельзя было обеспечить требуемую дальность полета. Но с 1972 г. для флота разрабатывалась КР морского базирования SLCM («Томахок»), условия пуска которой принципиально не отличались от наземного базирования. Такое решение было на ура встречено руководством ВМС — ведь ожидаемое увеличение объемов производства позволяло снизить стоимость закупаемой единицы вооружения.
Разработкой КР наземного базирования (как и морского) занялся концерн «Дженерал Дайнэмикс», а систему наведения для них создавал другой гигант военно-промышленного комплекса — «МакДоннелл Дуглас». Крылатая ракета наземного базирования, получившая обозначение BGM-109G, почти не отличалась от «Томахока». Длина ее цилиндрического корпуса составляла 5,5 м. Ракета снабжалась раскладывающимся крестообразным хвостовым оперением и также раскладывающимся крылом небольшого размаха. Старт ракеты обеспечивал твердотопливный ускоритель фирмы «Атлантик Рисерч» тягой 3175 кгс (31,12 кН), работающий в течение 4-5 с, а крейсерский полет на дальность до 2450 км со скоростью 820 км/ч — турбореактивный двигатель «Уильямс» F107-WR-102 тягой 270 кгс (2,67 кН).

Самой интересной деталью крылатой ракеты стала ее система наведения — инерциальная с коррекцией по рельефу местности. Подсистема коррекции по рельефу, получившая название TERCOM (AN/DPW-23), состояла из двух высотомеров — радиолокационного и барометрического. В определенных районах на трассе полета, отделенных друг от друга на 400-500 км, КР поднималась до высоты 150 м (крейсерский полет проходил на высоте 30-60 м), а бортовой компьютер на основе данных радиовысотомера «рисовал» изображение рельефа местности. Барометрический высотомер совместно с инерциальной системой точно определял дистанцию, пройденную ракетой (с учетом перемещений в вертикальной плоскости). Полученное сечение рельефа сравнивалось с заложенной в памяти компьютера цифровой картой и, исходя из этого, траектория полета ракеты корректировалась. Инерциальную систему D-1000 и компьютер LC-45/16/C спроектировала фирма «Литтон». Система наведения обеспечивала очень высокую точность. Величина КВО составляла 10-20 м — показатель, недостижимый для баллистических ракет. Комплектовалась ракета ядерной БЧ W-84 регулируемой мощности (до 150 кт).

Малые габариты КР позволили на одной пусковой установке разместить сразу четыре ракеты. ПУ монтировалась на двухосном полуприцепе, буксируемом четырехосным седельным тягачом.