Флот в XXI веке.

Пнд, 10/20/2014 - 19:16

Запуск крылатой ракеты BGM-109 Tomahawk с линейного корабля USS New Jersey (BB-62)


Линейный корабль USS Missouri ведет огонь по иракским целям на территории Кувейта во время операции «Буря в пустыне». Обратите внимание: на нижнем кадре камера зафиксировала выход снаряда со ствола

Запуск противокорабельной ракеты RGM-84 Harpoon, США

Запуск крылатой противокорабельной ракеты П-120 «Малахит» с борта малого ракетного корабля проекта 12417

Запуск крылатой противокорабельной ракеты YJ-62 с эсминца проекта 052C



Переход во второй половине XX века к ракетно-ядерным технологиям ведения войн обозначил не только вторую за полстолетия смену поколения войн, но и открытие «ядерной эры» во всемирной истории войн. Очередная, третья смена поколений войн в конце века отражала не только достигнутый уровень совершенства оружия и военной техники, позволивший высокой точностью попадания средств поражения в цель приравнять по эффективности воздействия традиционные фугасные боеприпасы тактическому ядерному оружию, но и поведенческие изменения в психологии государственной власти, связанные с банальным пониманием «пирровой победы» в условиях ядерной войны. Новая смена поколений, произошедшая уже в «ядерную эру», не привела к однозначному отказу от военных технологий пятого поколения. То есть, в конце XX века в военно-политической обстановке сложилась уникальная ситуация — в разряде действующих оказались сразу три поколения военных технологий, официальная смена которых последовательно проходила в течение одного века:

— технологии войн четвертого поколения (контактные) применимы в зависимости от преследуемых в войне целей и возможностей конфликтующих сторон. Для подавляющего большинства стран эти технологии достаточно долгое время будут оставаться единственно допустимыми для решения на практике спорных вопросов силовым путем;
— технологии войн пятого поколения (бесконтактные ядерные) — понимание катастрофических последствий для обеих сторон контактной ядерной войны однозначно приведет к дистанционному обмену ядерными ударами. Теоретически эти технологии применимы против любой из стран мирового сообщества, на практике — попытка избежать мировой ядерной войны между членами ядерного клуба сохранит за ядерным оружием статус средства военно-политического сдерживания. К применению в войне подобных технологий готовы в настоящее время менее десятка стран, а борьба против распространения ядерных технологий, какой бы искусственной она не казалась, остается одной из главных задач для мирового сообщества;

— технологии войн шестого поколения отличаются высокой точностью и избирательностью физического и интеллектуального поражения в бесконтактном противоборстве и минимальными человеческими жертвами. В настоящее время единственной страной, способной вести войну по этим технологиям, являются Соединенные Штаты Америки. Исключение могут составить Россия, позже — КНР, из-за наличия мощного ракетно-ядерного потенциала и готовности к его использованию. В то же время США, как объект использования новых военных технологий, остаются недоступными ни одной из стран мира. Акватории трех океанов вернули Штатам географическую неприкосновенность. Конфликт сопредельных стран может вестись по сценарию войн шестого поколения в зависимости от достигнутого уровня экономического и военного развития сторон.

Ограничения общего характера в использовании новых дорогостоящих военных технологий: слаборазвитая государственная, в том числе транспортно-промышленная инфраструктура (например, Афганистан). В зависимости от преследуемых целей новые технологии на последующих стадиях развития конфликта (войны) могут быть заменены технологиями четвертого поколения (например, Ирак).