Флот в XXI веке. Часть 4. ВМС США

Втр, 10/28/2014 - 21:08

Ракетный крейсер USS Anzio типа Ticonderoga

Фрегат УРО USS Thach типа Oliver Hazard Perry

Истребитель F-14



Инициатива Соединенных Штатов в смене поколения войн продемонстрировала не только уверенность мирового лидера в занимаемом положении, но и недосягаемую в ближайшие десятилетия мощь национальных ВМС, их готовность к защите «американских» интересов в любой ситуации, в любой точке Мирового океана и перед любым противником. Основания для такой уверенности выглядят достаточно убедительно:

— численность личного состава ВМС увеличилась по сравнению с началом 2003 года почти на 4% и достигла 400 тыс. человек (на 01.01.2003г. составляла 385,4 тыс.чел.);
— корабельный состав основных боевых классов практически не изменился относительно уровня 2003 года и состоит из 18 ПЛАРБ типа «Ohio», 54 многоцелевых атомных подводных лодок, 27 крейсеров типа «Ticonderoga», 51 эсминца УРО двух типов и 33 фрегатов УРО типа «Oliver H.Perry». Следует отметить сокращение количества эсминцев с 57 до 51 единицы при общем росте боевых возможностей за счет увеличения числа кораблей типа «Arleigh Burke» с 38 до 41;
— в настоящее время личный состав авиации ВМС насчитывает 98,588 тыс. человек против 70,23 тысяч на 01.01.2003 г. По сравнению с 2003 годом при сохранении общего числа летательных аппаратов (1806 против 1802 в 2003 году) произошел количественный рост истребителей-штурмовиков F/A-18 различных модификаций с 540 до 555 при снижении числа истребителей завоевания превосходства в воздухе F-14 со 157 до 145.

Корпус морской пехоты, насчитывающий 174,4 тыс. человек, не претерпел изменений в тяжелом вооружении и авиационном парке.

Как видим, в настоящее время происходит усиление ударной составляющей ВМС США для борьбы против берега за счет увеличения количества носителей крылатых ракет «Tomahawk» и палубных самолетов с высокоточным оружием. Тем не менее Администрация Президента считает необходимым «трансформировать» вооруженные силы, в том числе состав и боевые возможности флота, в соответствие с «вызовами и угрозами XXI века». Это связано с резкой критикой в адрес Министерства обороны США в 90-х годах за «чисто механическое» сокращение вооруженных сил после окончания «холодной войны». Считалось, что таким образом сохранялся сокращенный вариант вооруженных сил периода «холодной» войны, несоответствующий происходящим изменениям в военно-политической обстановке в мире и способах ведения перспективных войн. В процессе формирования базовых положений по трансформированию вооруженных сил министр обороны Д.Рамсфелд заявил о необходимости изменения подхода к оборонному планированию: «В данной модели на первое место выдвигается вопрос, каким образом противник мог бы вести боевые действия, а не кто конкретно будет этим противником и где начнется война».

Продекларированное изменение в способах ведения современных войн при амбициозности внешней политики Вашингтона не исключает противостояния с ядерными державами и, как следствие, возможности ядерного конфликта с ними. Поэтому морские силы ядерного сдерживания и стратегические подводные ракетоносцы как их наименее уязвимая основа (по количеству стратегических ядерных боеголовок ВМС занимают первое место в ядерной триаде США  — 69,1%), будут сохранять свою значимость, по крайней мере, в первой четверти нового столетия. При этом прогнозируется повышение роли многоцелевых атомных подводных лодок с крылатыми ракетами в борьбе флота против берега. В результате достигнутых соглашений о сокращении стратегических наступательных вооружений командование ВМС США приняло решение о сокращении числа стратегических подводных ракетоносцев типа «Ohio» с 18 до 14. Четыре выводимые из состава наступательных сил ПЛАРБ подлежат переоборудованию в носители крылатых ракет типа «Tomahawk». Габариты пусковой шахты для ракет «Trident» позволяют разместить в ней семь крылатых ракет «Tomahawk». Таким образом, каждая переоборудованная лодка может нести до 154 крылатых ракет, которые могут быть запущены в течение 6 минут. Переоборудование связано с полученными результатами проведенных по заданию Комитета начальников штабов исследований, которые определили необходимое количество многоцелевых атомных подводных лодок на уровне 55-68 единиц до 2015 года и 62-76  — до 2025 года. Количество лодок, находящихся в настоящее время в составе флота, признано минимально допустимым с учетом оперативных потребностей  — не менее 20 кораблей должны находиться на боевом дежурстве в море в любое время.

Предлагаемое продление сроков службы, переоборудование и последующая переклассификация рассматриваются как временное решение данной проблемы. Увеличение темпов строительства и количества подлодок стоящих на вооружении типов считается нереальным и нецелесообразным по финансовым соображениям. В связи с этим предпринимаются попытки решить проблему двумя путями:
— первый, организационный  — повысить интенсивность эксплуатации лодок назначением двух экипажей на каждый корабль;
— второй, технический  — создать подводную лодку более совершенной конструкции и новые системы морских вооружений.