Грузовой вертолет Ми-26. Часть 3

Ср, 10/28/2015 - 14:27

Пострадавший во время испытаний Ми-26 «борт 72»


Отработка транспортировки Ми-24А (фото сверху). Доставка 12-тонных корабельных плит при оборудовании аэродрома Кировское (Феодосия) (фото снизу)



Освоение нового тяжелого вертолета военными авиаторами СССР началось в Центре боевого применения и переучивания летного состава, расположенном в Торжке. Увы, как и многие летательные аппараты, Ми-26 ранних серий оказались относительно сырыми машинами. Первый поступивший в Центр вертолет этого типа был потерян в катастрофе, которая произошла 26.01.1983 г. Вертолет пилотировал начальник центра, военный летчик-снайпер, генерал-майор Н.А. Анисимов. Вместе с ним погибли полковник В.В. Паринский, капитаны В.П. Гоев и С.Р. Рогов, старший лейтенант П.Д. Гелаш, прапорщик Б.С. Веселков. В обычном перелете с аэродрома Торжок на аэродром Выдропужск, после взлета в режиме набора высоты, произошло разрушение торсиона лопасти НВ и ее обрыв. Вертолет, разрушаясь в воздухе, с увеличением угла тангажа на кабрирование, столкнулся с землей, разрушился и сгорел.

Видимо, эта трагедия заставила проводить в Торжке испытания Ми-26 «на привязи». Как вспоминает летчик-испытатель «Роствертола», бывший инспектор-летчик 4-й армии ВВС и ПВО ВВС МО РФ, Герой России полковник В. Падалко, которому довелось стать свидетелем тех «полетов», четыре Ми-26 гоняли в течение 20-30 минут, после чего на них устранялись по 6-8 неисправностей на каждом.

Справиться с потоком рекламаций из строевых частей разработчикам и производителям Ми-26, в основном, удалось к 1988 г. С 1990 г. машины ранних серий стали поступать для проведения первого капитального ремонта на Конотопский АРЗ. На них пришлось выполнить большой комплекс работ, в частности, провести специальные антикоррозионные мероприятия, заменить практически все кронштейны крепления системы управления и восстановить целый ряд стрингеров, имевших множество трещин. Однако распад СССР помешал провести такой ремонт на всех нуждавшихся в нем вертолетах. По состоянию на 2000 г., в службе безопасности полетов авиации Вооруженных Сил России учитывались всего два потенциально опасных конструктивно-производственных недостатка: недостаточная прочность фюзеляжа в месте стыковки его центральной части с хвостовой балкой и выработка упорного буртика титанового стакана подшипника хвостового редуктора. Все вертолеты были доработаны.

Параллельно с работой по доводке вертолета машины стали поставляться в строевые части. От Ростовского завода работы по передаче Ми-26 в войска и их освоению возглавлял заместитель главного инженера по эксплуатации Э.М. Пашкин (в настоящее время на заслуженном отдыхе, ушел с должности директора по реализации основной продукции «Роствертола»). В 1983 г. в составе Пограничных войск сформировали один из первых в СССР отрядов на Ми-26, который возглавил м-р А.Н. Помыткин. Подразделение располагало тремя вертолетами и вошло в дислоцировавшуюся в Душанбе 4-ю отдельную эскадрилью Среднеазиатского погранокруга, развернутую в сентябре того же года в 23-й отдельный авиаполк (оап). В том же году первые Ми-26 попали и в Вооруженные Силы, например, в полк, расположенный в белорусском Новополоцке. Массовые поставки Ми-26 в армию начались только в мае 1985 г., когда заводские экипажи перегнали два первых вертолета на аэродром Каган. Машины поступили в 162-й отдельный транспортно-боевой вертолетный полк (отбвп), входивший в состав Среднеазиатского ВО. Первым летчиком этой части, освоившим Ми-26, стал м-р Лихачев, назначенный командиром отряда новых вертолетов. При первых же полетах из-за ошибки летчиков в обращении с системой торможения были стерты пневматики основных колес, и пришлось их менять.

В том же году Ми-26 начали поступать в 373-й отбвп (Кяхта, Забайкальский ВО) и 325-й отбвп (Целукидзе, Закавказский ВО). Позднее новые вертолеты получили 793-й отбвп (Телави, Закавказский ВО), 340-й полк (Калинов, Прикарпатский ВО) и некоторые другие части, в том числе авиации МВД. Согласно штатам, разработанным еще под Ми-6, в каждом полку новыми вертолетами предстояло вооружить две эскадрильи (по 12-14 машин в каждой), две другие продолжали летать на Ми-8. Однако до распада СССР не все части удалось доукомплектовать до штатной численности.