МБР Р-16

Ср, 06/24/2009 - 17:22

Источник: журнал "Наука и техника"


Главный конструктор ОКБ-586 М. Г. Янгель

Двигатель первой ступени РД-218

Нижняя часть первой ступени ракеты Р-16. Видны сопла рулевого двигателя и штуцер заправки окислителя

Байконур. Площадка №41. Межконтинентальная баллистическая ракета Р-16 (8к64) устанавливается на пусковую установку



В начале 1960 года, впервые в мировой истории, две ведущие державы нацелили друг на друга межконтинентальные баллистические ракеты. В Архангельской области Советского Союза заступил на боевое дежурство стартовый комплекс «Ангара» с межконтинентальной ракетой Р-7А, а в США на военной базе Уоррен (Warren) в штате Вайоминг (Wyoming) начали дежурить шесть межконтинентальных баллистических ракет Atlas D.

У обеих сторон боевые ракеты хранились с пустыми баками рядом с пусковыми площадками, представляющими собой огромные сооружения с разветвленной сетью железных и автомобильных дорог, подъемными кранами и механизмами, хранилищами горючего и окислителя, складами для боеголовок, бункерами для стартовых команд и аппаратуры.
С момента подачи команды на запуск начиналась сложная и опасная работа для сотен специально подготовленных людей, которые, исполняя каждую букву в тысячах написанных инструкций, устанавливали многотонные ракеты на стартовые столы и заливали в их баки сотни тонн топлива. На все эти предстартовые операции уходили десятки часов.
Сложность использования нового оружия была такой же огромной, как и его разрушительная сила. Для иллюстрации создавшегося в то время положения можно представить себе ситуацию, когда противники сидят друг напротив друга с разобранными автоматами, потрясают кулаками и строят ужасающие гримасы. При этом обе стороны понимают, что в будущей войне выиграет не тот, кто напугает соперника, а тот, кто быстрее соберет свой автомат и выстрелит.

Кроме решения проблем с сокращением времени на подготовку ракет к старту, сторонам возможного ракетно-ядерного конфликта нужно было думать о рассредоточении пусковых установок по территории страны, их маскировке и защите. Ведь перенасыщенные различными механизмами, кабелями и трубопроводами, установки были чрезвычайно уязвимыми, и в списке целей противника стояли на первом месте.

Для американцев решение задачи защиты стартов и их рассредоточение не представляло большого труда. Американские ракеты были меньше по размеру и легко транспортировались колесными тягачами, не требуя при этом кропотливой разборки и сборки. Поэтому, одновременно с постройкой открытых пусковых площадок, в США начали строить защищенные позиции, в которых ракета хранилась в железобетонном укрытии, в «лежачем» положении. Перед пуском к ракете пристыковывалась головная часть, крыша укрытия открывалась, ракета заправлялась жидким кислородом, поднималась в вертикальное положение и запускалась. Такая пусковая установка легко маскировалась под небольшой производственный цех или фермерский коровник. Дальнейшее стремление усилить защищенность привело к разработке стартовой позиции, заглубленной в землю и, наконец, к появлению шахтной пусковой установки, которая обеспечивала не только максимальную защиту ракеты, но и могла быть скрыта от противника обычными деревьями и кустарником.

У советской стороны положение было гораздо сложнее. Вес и геометрические размеры ракеты Р-7 не позволяли запускать ее из защищенных пусковых установок, а о перевозке ее на большие расстояния в собранном виде не могло быть и речи. Фирма Королева пыталась предложить военным различные фантастические проекты по скрытию Р-7, например, в вырубленных в скалах укрытиях, но они не находили поддержки у руководства страны. Еще одним важным недостатком Р-7 была ее недостаточная дальность полета — всего 8000 км, что собственно и заставило военных строить старты в Архангельской области.

То, что Р-7 фактически непригодна к военному использованию, стало ясно еще задолго до ее первого полета. В 1956 году В. П. Глушко — известный разработчик жидкостных ракетных двигателей — вышел с предложением разработать новую баллистическую ракету Р-8.