МБР Р-16

Ср, 06/24/2009 - 17:22

Эксплуатация данной системы показала, что во время срабатывания ножа возникал сильный удар в районе фланца, который, как правило, приводил к нарушению герметичности прокладки и протечке компонентов топлива. Во время испытания первых ракет представители КБ внимательно осматривали фланцы после прорыва мембран и пришли к выводу, что эти протечки, а в основном это были небольшие капельные течи, не влияют на пожарную безопасность изделия. Всего в ракету заливалось около 130 тонн сверхядовитых жидкостей. Вдыхание паров протекающих компонентов могло привести к тяжелым отравлениям, отеку легких, раковым заболеваниям и т.д., поэтому осмотр заправленной ракеты нужно было проводить в средствах противохимической защиты (резиновый костюм, противогаз).

Ступени ракеты соединялись при помощи конического переходника и скреплялись взрывными болтами. Разделение ступеней происходило за счет тяги двух пороховых двигателей, спрятанных в обтекателях рулевых сопел первой ступени.

Головная часть конической формы, с закругленным концом, крепилась к коническому переходнику второй ступени и отделялась от нее за счет тяги двух твердотопливных тормозных двигателей. Они устанавливались на вторую ступень, в удлиненные обтекатели рулевых сопел. В головную часть могла монтироваться термоядерная боеголовка двух типов: легкая — 3 Мт (вес 1500 кг) и тяжелая — до 6 Мт (вес 2200 кг). Дальность стрельбы с легкой боеголовкой составляла 13000 км, а с тяжелой — 10500 км.
Основу системы управления полетом составляла гиростабилизированная платформа в карданном подвесе. Она выдавала в бортовые интеграторы информацию об угловых ускорениях, которая преобразовывалась в сигналы управления. Задачу управления дальностью решала отдельная система — автомат управления дальностью. Круговое вероятное отклонение (КВО) от точки прицеливания при стрельбе на максимальную дальность 13000 км должно было лежать в пределах от 3 до 10 км. Общий вес системы управления составлял 440 кг. Аппаратура на первой ступени весила 152 кг, а на второй — 288 кг.

В 1959 году и без того плотный график проектирования пришлось пересмотреть. Хрущев потребовал ускорения работы. 13 мая 1959 года Совет Министров выдает Янгелю новое постановление №514-232, в котором ЛКИ переносятся на четвертый квартал 1960 года.

За оставшееся время нужно было не только создать несколько летных экземпляров ракеты, но и достроить новый стартовый комплекс на полигоне Тюра-Там (далее Байконур). Комплекс создавался на трех выделенных для ОКБ-586 площадках. Они находились в 15 км от стартового комплекса ОКБ Королева. На площадке №41 строились две наземные пусковые установки, контрольно-измерительный пункт и подземный командный пункт. На технической площадке №42 располагался монтажно-испытательный комплекс и вспомогательные здания. На площадке №43 находились объекты жилой зоны. Для обслуживания всего этого комплекса в составе НИИП-5 МО (Научно-исследывательский испытательный полигон №5 Министерства Обороны) было сформировано Испытательное управление №2, ракеты ОКБ-1 Королева обслуживало Первое управление.

Наземная пусковая установка представляла собой прямоугольную бетонированную площадку, метров 20 в поперечнике, в центре которой монтировался стальной стартовый стол, с кольцом для закрепления ракеты, весами для ее взвешивания и отражателями газовой струи. Под землей находились емкости для стока проливающихся компонентов топлива. Рядом с пусковой установкой, в подземном помещении, стояли дизель-генераторы и контрольно-проверочная аппаратура. На краю находился бетонный бункер для управления пуском. Таким образом, для Р-16 уже не требовалось копать котлованы и строить огромные бетонные сооружения.

Весной 1960 года началась совместная работа специалистов КБ-586 и инженеров Ленинградского ЦКБ-34 над шахтной пусковой установкой для ракеты. 30 мая 1960 года после выработки соответствующих требований к шахтному комплексу вышло постановление № 560-226 о начале работ, в котором предлагалось приступить к разработке унифицированного варианта ракеты под обозначением Р-16У (8К64У). Смысл унификации заключался в использовании единой ракеты для разных видов стартовых установок.

Летом 1960 года на испытательной базе НИИ-229 в Загорске начались огневые испытания двигателей для ступеней ракеты Р-16. Для проведения испытаний нужно было строить новый стенд, но дефицит времени заставил инженеров воспользоваться старой установкой, которая не была рассчитана на шестикамерный ЖРД с тягой более 240 тонн. 8 августа первую ступень закрепили на стенде и запустили двигатель. Мощная струя огня сорвала чугунные плиты, покрывающие отражатель газовой струи, и стала «вертеть» ими в воздухе. Вес каждой плиты составлял 1500 кг, и только по счастливой случайности они не задели испытуемую ступень. Тяга двигателя второй ступени была гораздо меньше первой, поэтому стенд решили не ремонтировать. 28 числа ЖРД второй ступени успешно отработал свою программу.

По окончанию огневых испытаний ЖРД ракета Р-16 получила допуск к летным испытаниям. Строительство первого летного экземпляра под номером ЛД1-3Т завершилось в августе 1960 года. После проверки на испытательной станции завода его разобрали и поездом доставили в монтажно-испытательный комплекс (МИК) на 42-й площадке полигона Байконур.
На полигон приехал председатель Госкомиссии по проведению летных испытаний МБР Р-16 заместитель Министра обороны СССР Главком РВСН Главный маршал артиллерии М. И. Неделин, заместителем председателя — техническим руководителем испытаний — назначили М. К. Янгеля. В составе комиссии были такие известные люди, как В. П. Глушко, В. И. Кузнецов, Б. М. Коноплев и т.д.