МБР Р-16

Ср, 06/24/2009 - 17:22

Сборка и проверка Р-16 шла в две смены с большим напряжением. Все выявленные дефекты и неисправности устранялись прямо на месте, часто по ночам. На полигон постоянно звонили из ЦК Хрущев и Брежнев, торопя Янгеля. Руководство хотело, чтобы запуск первой настоящей советской МБР произошел до 7 ноября и стал «подарком» к сорок третьей годовщине Великой Октябрьской Социалистической революции.
20 ноября ракету полностью подготовили к установке на стартовый стол.

Утром 21 октября 1960 года колесный установщик вывез ракету из МИКа и доставил ее на позицию. При помощи системы тросов ее установили в вертикальное положение и закрепили на кольце. Начались последние проверки и заправка ракеты. Пуск наметили на 19 часов 23 октября.

После заправки начали выполнять программу прорыва мембран. Подача команд на прорыв производилась не штатным бортовым токораспределителем, а при помощи специального выносного пульта, разработанного в ОКБ-692. После каждого срабатывания специалисты проверяли герметичность фланцев и, при необходимости, подтягивали стяжные болты. После обеда на первой ступени ракеты произошел несанкционированный разрыв мембраны в магистрали горючего первой ступени и самопроизвольный подрыв отсечных клапанов газогенератора одного блока двигателя РД-218. Причиной этого стали конструктивные дефекты выносного пульта. Выполнение предстартовой подготовки было остановлено. По всем канонам безопасности топливо с ракеты нужно было слить, промыть магистрали и баки, ракету разобрать и отправить на ремонт в Днепропетровск, а пуск выполнять после тщательного расследования уже на втором экземпляре ракеты.

Но, собравшись на срочное совещание, комиссия решила произвести пуск на следующий день. При этом заменить отсечные клапаны, а дальнейшее выполнение программы прорыва мембран производить не с пульта, а используя бортовую автоматику ракеты. Для этого требовалось переустановить кулачковые механизмы программных токораспределителей в исходное положение и подать электропитание на борт ракеты. Грубо говоря — начать все сначала. Формальное разрешение на это дал сам Коноплев — главный конструктор системы управления.
Аргументами в пользу принятия такого рискованного решения было то, что подготовка второй ракеты займет не меньше месяца, и тогда к празднику Великой Октябрьской Социалистической революции им никак не успеть. Кроме этого, точных инструкций по сливу компонентов топлива разработано не было, а эта операция была еще более рискованной, чем пуск неисправного изделия.

Утром 24 октября некоторые прокладки на фланцевых соединениях первой ступени уже начали давать течь. По некоторым данным ее интенсивность достигала 150 капель в минуту. Оценка потери запаса горючего показала, что она не повлияет на дальность полета, и дозаправку баков решили не производить. Под ракету установили поддоны для сбора вытекающих жидкостей. Открыв технологические лючки, специалисты приступили к замене отсечных клапанов. За 60 минут до намеченного времени пуска на борт ракеты была установлена аккумуляторная батарея, и бортовые электроцепи оказались под напряжением. По инструкции это можно было делать только после завершения всех проверок. За 30 минут до старта началась выставка кулачков программных токораспределителей в исходное положение. При этом начали в произвольном порядке замыкаться и размыкаться электрические контакты пусковых электроцепей, что при установленном аккумуляторе привело к подаче целой серии ложных команд. В 18 часов 45 минут включился наддув пусковых бачков, а затем сработал пиростартер турбонасосного агрегата двигателя второй ступени. Мембраны в его топливной системе были проколоты еще 23 октября. Компоненты топлива смешались, самовоспламенились, — и двигатель запустился. Ракета переломилась пополам, реактивная струя прожгла стенки баков второй ступени, и произошел взрыв. Все, кто находился в этот момент возле ракеты, — погибли.

Люди, которые находились в бункере, подумали, что начался старт. Они заметили только яркую вспышку и бросились включать киноаппараты и дистанционные датчики параметров газовой струи двигателей. Благодаря этому дальнейшие события оказались зафиксированными на кинопленку. Кадры из этого кошмарного кино часто используют в документальных фильмах о ракетной технике. На пусковой площадке начался пожар, который удалось потушить только через два часа. Среди погибших оказались Коноплев и маршал Неделин. Коноплев находился рядом со своими пультами в небольшом автобусе, а Неделин сидел на стуле в 10 метрах от ракеты. На месте, где сидел командующий, были обнаружены оплавленные пуговицы с гербом Советского Союза. Всего в результате катастрофы погибло 126 человек. Янгель остался жив только чудом. Прямо перед катастрофой он отошел от площадки покурить.

О трагедии немедленно доложили лично Хрущеву:
«Москва. Кремль. Первому секретарю ЦК КПСС Н. С. Хрущеву.
В 18:45 по местному времени, за 30 минут до пуска изделия 8К64, на заключительной операции к пуску произошел пожар, вызвавший разрушение баков с компонентами топлива. В результате случившегося имеются жертвы в количестве до ста или более человек. В том числе со смертельным исходом несколько десятков человек. Глав. маршал артиллерии Неделин находился на площадке для испытаний. Сейчас его разыскивают. Прошу срочной мед. помощи пострадавшим от ожогов огнем и азотной кислотой.
Янгель
«Пурга-3»
аппарат Неделина».