МБР Р-16

Ср, 06/24/2009 - 17:22

25 ноября на Байконур вылетела комиссия ЦК КПСС во главе с Брежневым. В нее вошли крупные специалисты по ракетной технике, руководители Министерства обороны и промышленности. На следующий день Брежнев собрал совещание, на котором объявил, что вероятные виновники трагедии погибли, и всем нужно сделать из произошедшего соответствующие выводы, а наказывать никого не будут. Такое неожиданное для Янгеля решение возникло только из-за воистину провального положения в советском ракетостроении, ведь боевых МБР у СССР не было. Устранением Янгеля и других высокопоставленных участников трагедии Брежнев мог только навредить, отбросив ракетную науку на 4-5 лет назад. Азотно-кислое направление было бы окончательно дискредитировано на долгие годы, что может и к лучшему, а на вооружение — ввиду полного отсутствия научного задела в твердотопливном направлении — пришлось бы брать большое количество не менее опасных королевских ракет Р-9. Причина и подробности катастрофы до 1995 года были засекречены. 27 ноября 1960 года в газетах появилось сообщение о гибели маршала Неделина в авиакатастрофе. Родственникам погибших рекомендовалось говорить о взрыве бензовоза.

После трагедии второй экземпляр Р-16, находившийся в монтажно-испытательном корпусе, был отправлен на завод для устранения всех недостатков и внесения изменений в схемы управления пуском. Менее чем через месяц доработанную ракету повезли обратно на полигон. 1 января 1961 года состав с ракетой и бригадой испытателей прибыл на станцию Тюра-Там.
На этот раз к подготовительным операциям относились с повышенным вниманием и осторожностью. Запуск наметили на 18:00 второго февраля. Несмотря на сильный мороз, ракету установили на стартовый стол. После заправки и проверки обнаружилось, что на ракете не работает система передачи телеметрической информации «Трал», но Янгель принял решение продолжать подготовку ракеты. Старт перенесли на полночь.

В 24:00 в ярком лунном свете ракета оторвалась от стола. Набирая скорость, Р-16 устремилась к цели на Камчатском полигоне. Телеметрия с ракеты не поступала, поэтому о дальнейших событиях на борту можно только гадать. Первые три минуты полет продолжался нормально. Двигатель первой ступени отработал свои положенные 90 секунд, ступени разделились, но двигатель на второй ступени не запустился. Ракета упала в Красноярском крае, пролетев 540 км. Расследование случившегося показало, что причиной аварии стал незакрытый технологический лючок на второй ступени. Вместо положенных восьми болтов он держался только на двух. Скоростным напором его оторвало, корпус начал сильно вибрировать, датчики системы управления стали выдавать ложную информацию, что и привело к аварийному прекращению полета. Несмотря на эту неудачу, пуск посчитали успешным.

Следующий запуск состоялся 3 марта. И на этот раз вторая ступень повела себя непредсказуемо. Система «Трал» работала исправно, и испытатели могли подробно проанализировать полет. Виной всему опять была вибрация. На этот раз ее амплитуда и частота указывала на то, что перемещение массы топлива в баках раскачивают вторую ступень, а система управления не в состоянии парировать эти колебания. После этого в баки обеих ступеней поставили перегородки — гасители колебаний.

2 апреля 1961 года состоялся первый полностью удачный запуск. Ракета Р-16 стартовала в 20 часов 06 минут. Все системы работали на отлично, в полете была достигнута высота 1000 км. Головная часть упала на Камчатском полигоне с рекордной точностью: перелет 400 м, боковое отклонение 50 м. Это был настоящий успех.
Далее последовали две неудачи подряд, 15 и 21 апреля, но это уже не могло повлиять на судьбу ракеты.

В это время за океаном американцы ставили на боевое дежурство ракеты Titan I, с шахтными пусковыми установками. 3 мая у них прошло успешное испытание шахты первого боевого комплекса, который уже находился на боевом дежурстве. Кроме этого, фирма Convair заканчивала работу над шахтной модификацией первой американской МБР — Atlas F. Ее ЛКИ были намечены на конец лета 1961 года. Американцы и так имели солидное преимущество в боевых ракетах, а теперь, «зарыв» свой арсенал в землю, они могли абсолютно безнаказанно разделаться с СССР. В мире запахло войной. Обе стороны начали готовить своих граждан к последствиям возможного ядерного удара.

27 апреля 1961 года было принято решение ускорить разработку унифицированного варианта ракеты — Р-16У. Положение было настолько серьезным, что, не дожидаясь конца летных испытаний обычной Р-16, Совет Министров принимает решение о серийном производстве этих ракет на базе завода №586 в Днепропетровске, так как на 166-м заводе в Омске, где планировали выпускать ракеты, производство еще не было готово. Военные строители начали сооружение боевых наземных стартовых комплексов на Байконуре и под Плесецком.
Наземный боевой стартовый комплекс получил название «Шексна Н». Он состоял из двух стационарных пусковых площадок, надземных сооружений для хранения ракет, спецтехники и подземных хранилищ для ракетного топлива.

В сентябре 1961 года серийные ракеты Р-16 отправили в распоряжение частей ракетных войск. С 1 ноября первые 10 ракет начали несение боевого дежурства. Увеличение количества баллистических ракет у СССР не прошло незамеченным. За рубежом ракета Р-16 получила обозначение SS-7 Saddler. На дальнейшее развитие гонки вооружений сильно повлияло то, что ракеты Р-16 дежурили на незащищенных позициях. Это указывало на то, что СССР нанесет удар первым. В США даже представить себе не могли, что государство, отправившее в космос первый спутник и первого космонавта, просто не в состоянии разработать приличную МБР.

Тем временем испытания ракеты продолжались и шли не очень успешно. С 16 мая по 13 августа 1961 года с 41-й площадки было произведено 8 запусков. Из них только 3 оказались удачными.