Противоракетная оборона СССР

Пт, 06/05/2009 - 13:26

Источник: журнал "Наука и техника"


Радиолокатор обнаружения баллистических ракет "Дунай 2"

Опытный радиолокатор "РЭ"

Противоракета В-1000 на пусковой установке

Противоракета УР-100 системы "Таран"


С первым успешным применением немцами ракет ФАУ-2 8 сентября 1944 года человечество вступило в новую ракетную эру. С этого момента ни один город мира, даже имеющий сильную ПВО, не мог ощущать себя в безопасности.

После окончания Второй мировой войны в США и СССР началось производство и дальнейшее совершенствование баллистических ракет. Дальность, высота и скорость их полета росла. Соответственно росла и угроза крупным промышленным и политическим центрам. За океаном американцы начали разрабатывать систему обороны от ракет под названием Tamper.

В 1945 году руководство Наркомата вооружений и командование ВВС СССР тоже приступило к исследованиям в области борьбы с баллистическими ракетами. Первые задачи в виде заказных научно-исследовательских работ (НИР) поставили группам Г.М. Можаровского и А.Я. Брейтбарта. Первая группа работала в Военно-воздушной инженерной академии имени Н.Е. Жуковского. Ее НИР называлась "Ракета против ракеты при радиолокационном обеспечении". Брейтбарт, из НИИ №20 в Кунцево, разрабатывал принципы построения радиолокационной станции обнаружения ракет в работе под шифром "Плутон".

Весной 1946 года огромное количество работ по ракетной тематике, которые стали дополнительной нагрузкой для ученых, работающих в интересах ВВС, заставили руководство Министерства обороны создать специальную сеть чисто ракетных научно-исследовательских организаций. Приказом от 13 мая были созданы: НИИ-88 в Подлипках, для разработки ракет, под руководством Л. Р. Гонора и С. П. Королева; НИИ-855 в Монино, для разработки систем наведения и управления, главные конструкторы М.С. Рязанский и Н.А. Пилюгин; НИИ-10 (НИИ-944), для разработки гироскопических систем, под руководством В.И. Кузнецова; ОКБ-456 в Химках, для разработки двигателей под руководством В.П. Глушко; ЦКБ, для создания стартовых комплексов ракет во главе с В.П. Барминым.

Темы по противоракетной тематике передавались во вновь созданные учреждения. На бумажную волокиту потратили несколько лет, и только в 1948 году работы продолжились.

В НИИ-88 под руководством Гонора открылась тема под шифром И-32 — "Борьба с ракетами и бомбардировщиками дальнего действия". Ракету проектировал Е.В. Синильщиков, систему управления делали в НИИ-885 В.А. Говядинов и Ю.С. Хлебцевич, а над РЛС продолжал работу Брейтбарт.
Работы были скорее аванпроектами потому, что четких требований к противоракетной системе тогда еще не было. Тем не менее, Синильщиков предложил два типа противоракеты с осколочными боевыми частями (БЧ). Одна с радиокомандной системой наведения, а другая — с системой самонаведения. Осколочная БЧ первой ракеты при подрыве создавала дискообразное плоское поле осколков, летящее навстречу цели. У самонаводящейся ракеты, как у более точной, при подрыве БЧ создавался поток осколков, направленный в сторону цели.

Общие требования к противоракетной системе удалось сформулировать только в конце 1949 года, когда Можаровский закончил соответствующую НИР по тактико-техническим требованиям к "противоракетной обороне района".

Но к этому времени приоритеты советского руководства резко изменились. Американцы закончили испытания и начали серийное производство реактивного стратегического бомбардировщика В-47. Скоростные и высотные характеристики В-47 делали его неуязвимым от зенитной артиллерии и истребителей-перехватчиков. Угроза, которую представлял этот самолет, не шла ни в какое сравнение с "мифической" угрозой от примитивных ракет с фугасными боевыми частями.
По личному указанию Сталина все незанятые в ядерной программе силы ракетных НИИ были брошены на создание системы ПВО Москвы, работы по противоракетам остановили. Разработку зенитного комплекса начал лично курировать Берия.

И только после завершения создания комплекса ПВО С-25Р и появления водородной бомбы руководство Министерства обороны СССР в августе 1953 года обратилось в Президиум ЦК КПСС с запиской о возобновлении работ по противоракетной тематике. Расчет военных оказался верным, термоядерная угроза постепенно становилась реальностью. По данным разведки, в США полным ходом шли работы по созданию межконтинентальной баллистической ракеты "Атлас", первой мишенью которой становилась Москва.