Реактивная система залпового огня БМ-21 «Град». Часть 1

Втр, 06/11/2013 - 16:14

БМ-24 (8У31) готовится к стрельбе. На направляющих установлены турбореактивные снаряды М-24 (турбореактивные снаряды были короче оперенных, и для них не требовалось длинных направляющих). Кабина машины прикрыта защитными щитами

Боевая машина БМ-14-16 на шасси ЗиС-151 (8У32).

Сравнительные размеры реактивных снарядов и направляющих боевых машин БМ-24 (слева) и БМ-20 (справа).

Главный конструктор ГППП «Сплав» с 1959 по 1983 год, руководитель разработки системы «Град», Александр Ганичев (справа) и генеральный директор предприятия 1963 по 1985 год Владимир Рогожин (слева).



Разработка 122-мм реактивной системы залпового огня «Град» (9К51) была начата во второй половине 50-х годов, а в 1963 году работы успешно завершились принятием системы на вооружение Советской Армии. Она оказалась настолько удачной, что массово выпускалась оборонной промышленностью в течение длительного времени. Только на объединении «Мотовилихинские заводы» было изготовлено более трех тысяч БМ-21 и более 3 миллионов снарядов к ним. До настоящего времени «Град» находится на вооружении армий более чем 30 стран мира и остается одной из наиболее эффективных систем залпового огня своего калибра (100 — 152 мм).

Первое послевоенное поколение советских реактивных снарядов

Реактивные системы залпового огня (РСЗО) прекрасно себя зарекомендовали в ходе многочисленных сражений Второй мировой войны. Системы подобного типа находились в арсеналах как СССР — знаменитые «Катюши» — и его союзников, так и фашистской Германии — «Nebelwerfergranate», которые советские бойцы прозвали «Ванюшами» (см. «НиТ» №8 и №9 за 2007 г.). Поэтому не удивительно, что и после окончания войны в СССР были продолжены работы по совершенствованию этого грозного оружия.

Так, уже 13 мая 1946 года вышло Постановление Совета Министров СССР (№1017-419), в соответствии с которым ответственность по разработке и производству реактивных снарядов (РС) с пороховыми двигателями возлагалась на Министерство сельскохозяйственного машиностроения (пусть читателя не вводит в заблуждение такое «мирное» название — в соответствии с более ранним Постановлением Совнаркома от 7 января 1946 года в порядке своеобразной «демобилизации» наименований государственных органов таким образом был переименован Наркомат боеприпасов). В соответствие с этим постановлением в Министерстве сельскохозяйственного машиностроения создавались:

— научно-исследовательский институт пороховых реактивных снарядов на базе ГЦКБ-1 (переименованный несколько позднее в НИИ-1),
— конструкторское бюро на базе филиала №2 НИИ-1 Минавиапрома (получившее наименование КБ-2 Минсельхозмаша)
— научно-исследовательский полигон реактивных снарядов на базе Софринского полигона.

Совершенствование реактивных снарядов предусматривалось в двух основных направлениях — повышение их дальности и улучшение точности.
В НИИ-1 основное внимание было уделено первому направлению — созданию нового дальнобойного реактивного снаряда с дальностью 20-25 км (вдвое большей по сравнению со снарядом М-13ДД военных лет), которое велось под руководством Н.А. Жукова (интересно, что Жуков, перейдя за год до начала войны в ГСКБ-47 и достигнув здесь должности начальника отдела, получил диплом о высшем образовании только в 1945 году).

Работы над дальнобойным оперенным снарядом, по своей аэродинамической схеме аналогичным снарядам «Катюш», начались еще в 1945 году в соответствие с тактико-техническими требованиями (ТТТ) Главного артиллерийского управления (ГАУ). Этот снаряд получил обозначение ДРСП-1 («дальнобойный реактивный снаряд пороховой -1»), он же «Шторм-1», и должен был соответствовать следующим характеристикам: максимальная дальность
20-25 км, стартовый вес — не более 300 кг, при весе взрывчатого вещества фугасной боевой части не менее 30 кг, кучность стрельбы — не хуже 1/100 дальности. Длина снаряда не должна была превышать 3,5 м, а размах оперения -2-2,5 диаметров корпуса. Боевое применение должно было обеспечиваться в температурном диапазоне от -40 до +40°С, интересно, что предусматривалось его использование и в особо холодных (от -60 до +25°С), а также особо жарких (от -20 до +60°С) условиях, для чего предусматривалось оснащение снаряда специальными вариантами двигателей.