Ту-95РЦ - убийца авианосцев

Ср, 07/01/2015 - 19:52


Подводные лодки — носители крылатых ракет 4К88 комплекса П-6: вверху дизель-электрическая ПЛ проекта 651,
внизу — атомная проекта 675


Крейсера типа «Грозный» (вверху) и «Адмирал Зозуля» (внизу), носители крылатых ракет большой дальности 4К44 комплекса П-35



В пятидесятые — шестидесятые годы Морская Авиация наряду с подводными ракетоносцами стала главной ударной силой Военно-Морского Флота СССР и главным поставщиком оперативной информации об обстановке на морских просторах. На Флот было поставлено достаточное количество ударных и разведывательных самолетов Ту-16, однако их радиус действия затруднял решение многих задач в Мировом океане. Тяжелый бомбардировщик Ту-95 конструкции Андрея Николаевича Туполева с его межконтинентальной дальностью и продолжительностью полета, измеряемой сутками, не мог не заинтересовать и командование ВМФ. Но по экономическим соображениям для Флота ни одна ударная модификация машины не выпускалась (зато эти функции выполняла Дальняя Авиация), и морское применение самолета оказалось весьма неожиданным. Он не стал ни чистым разведчиком, ни ракетоносцем, но соединил в себе эти две функции, обеспечивая поиск целей и наведение тяжелых крылатых ракет морского старта.

Еще со времен Первой мировой войны державы Запада развивали класс авианосцев, которые к началу пятидесятых годов превратились в самые большие и самые мощные надводные боевые корабли в мире. На них базировались самолеты всех классов, в том числе носители атомного оружия, которые могли поражать цели в глубине континента. В отличие от тяжелых межконтинентальных бомбардировщиков, это были сверхзвуковые маневренные машины, недостаток дальности которых восполнялся тем, что авианосец мог скрытно и внезапно доставить их к нашим берегам на минимально возможное расстояние. С таким вооружением авианосцы превратились в весьма опасный класс надводных боевых кораблей вероятного противника. Реально исходившая от них угроза была сопоставима с угрозой от атомных ракетных подводных лодок.

Уничтожить авианосец, казалось бы, легко — он имеет невысокую живучесть из-за наличия больших неразделенных водонепроницаемыми переборками ангаров, минимальной жесткости и прочности корпуса (опять же из-за специфики силового набора). В конструкции широко применяются алюминиевые сплавы, которые легко поджечь, но трудно потушить. Его ангары плотно забиты столь же легко воспламеняемыми летательными аппаратами, а в трюмах хранится огромное количество авиатоплива и авиационных боеприпасов. Но чтобы прорваться к такому кораблю на дистанцию артиллерийского или торпедного залпа, необходимо преодолеть заслон ударных самолетов с борта авианосца на большой дистанции, а затем выдержать ракетно-артиллерийский бой с кораблями охранения на малой дистанции. У новых всепогодных перехватчиков F-4B «Фантом» радиус сверхзвукового перехвата был 400 км. Это означало, что при пуске самой дальнобойной крылатой ракеты Х-20М в обеспечивавшем приемлемую вероятность попадания режиме «радиолокация» ее носитель Ту-95К попадал в зону возможного перехвата.
Полноценных авиаматок и самолетов палубного базирования в те годы у нас не было. Строго говоря, их нет у России и теперь. Боевые возможности авиагруппы бывшего советского, а ныне российского тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» ограничены лишь задачами противовоздушной обороны Флота — и даже в этом несравненно ниже, чем у гигантских американских многоцелевых авианосцев класса «Нимиц», да и адаптация под морские нужды сухопутных самолетов не всегда дает нужный результат.

Планируя пути развития Флота, советское руководство сделало вполне прагматичный вывод: раз догнать Америку в строительстве авианесущих кораблей и палубной авиации в обозримом будущем не представляется возможным, значит надо бороться с ней другими, более эффективными методами. Ставка была сделана на крылатые ракеты, которые должны были и уничтожать цели на чужих берегах вместо палубных бомбардировщиков, и бороться с самими авианосцами. Их создание началось сразу после Великой Отечественной войны с копирования трофейных немецких образцов. В этой области путь «заимствований» оказался тупиковым (хотя в создании многих других систем вооружений он и привел к определенным успехам), однако позволил сформировать несколько предприятий, которые составили ядро целой отрасли промышленности и ныне являются мировыми лидерами в сфере ракетной техники. Одним из них стало Опытное конструкторское бюро № 52 Генерального конструктора В.Н. Челомея.