Управляемые паланирующие авиабомбы и самолеты-снаряды КС-1 «Комета», 15Х «Шторм», КСР-2 и КСР-11

Пт, 11/27/2015 - 17:40

Самолет Ту-16КС Авиации ВМФ СССР с ракетами КС-1 «Комета» несет боевое дежурство над нейтральными водами

Противокорабельный самолет-снаряд 15Х «Шторм» на тележке готов к выкатке из сборочного цеха

Самолет «К» — аналог крылатой ракеты КС-1 «Комета» с кабиной летчика на месте боевой части служил для отработки системы наведения
Фото: Архив АНПК «МиГ»

Ракетоносец Ту-4К с подвешенными самолетами-снарядами «Комета» на аэродроме. Антенна РЛС наведения «Комета К-I» в выпущенном положении. Фото: АНПК «МиГ»



Осень 1964 года. Карибский кризис разрешен, но противостояние между СССР и США в разгаре. Нарастает размах военных маневров, и вместо обычных ежегодных учений командование ВМС НАТО решает провести две военных игры — «Тим Спирит-64» в Атлантике и «Фолекс-64» в Арктике. Туда направился 51 корабль под флагом командующего 2-м флотом США. Авианосец «Индепенденс», крейсер «Олбэни» с зенитным ракетным комплексом «Талос», 4 эсминца и 4 фрегата ЗУРО плюс малые корабли составляют 401-ю авианосную ударную группу. Ее прикрывает 402-я АПУГ — авианосец «Уосп», 11 эсминцев и 3 английских фрегата и малые корабли. 19-я группа обеспечения включает штабной корабль, 6 танкеров и 2 транспорта. Это — «синие».
На подходе к Ньюфаундленду 2 сентября подлодки «оранжевых» начали «операцию Мастер Строук», атаковав «синих». Те прорвали завесу, но успех подпортил непрошеный Ту-95РЦ — и все пошло наперекосяк: пришлось играть уже против «красных» и по их правилам.

Американцы пошли к Исландии двумя ордерами на расстоянии 800 км, но когда 20 сентября группы соединились южнее острова, их снова обнаружили. Они пытались скрыться резким поворотом на север. Снова прорвав барьер из 15-ти подлодок «оранжевых», 21 сентября «синие» вошли в Норвежское море, где обнаружили Ту-16Р.
Натовский флот собирался отрабатывать ядерный удар по укрепленному побережью с целью подготовки высадки десанта. Штаб ВВС Краснознаменного Северного Флота предложил провести контручения силами морских ракетоносных авиаполков и разведывательной авиации. В Москве боялись провокаций, не хотели рисковать и многие в командовании ВМФ, но и.о. командующего ВВС КСФ адмирал Егоров добился разрешения действовать.

После обеда 21 сентября были подняты 6 разведчиков Ту-16Р, через 20 минут взлетел Ту-95РЦ и постановщики помех, наконец, в воздух пошли 30 ракетоносцев Ту-16К-10 из 924-го Гвардейского Киркенесского МРАП.

Пройдя 2500 км незамеченными, разведчики снизились до 50 м и начали кратковременно приближаться к кораблям противника. Те включили РЛС, что и требовалось постановщикам помех. Под их прикрытием АУГ была атакована с трех направлений, и аппаратура радиоразведки американских кораблей зафиксировала работу многих станций наведения ракетоносцев на режиме тактического пуска. Истребители F-4 и F-8 смогли перехватить Ту-16Р, когда те были уже видны с палубы «Индепенденса», и помешать им пройти над кораблем не удалось.
Американцы неправильно идентифицировали группы советской авиации, из-за чего на ударные самолеты были наведены не перехватчики, а штурмовики. Они смогли сблизиться с одним Ту-16К-10 и двумя Ту-16П, однако, не неся ракет, имели мало шансов сбить их. Да и было уже поздно — эскадра НАТО была «уничтожена». Так описывал триумф советской морской ракетоносной авиации в книге «Дорога в небо через моря и океаны» В.И. Минаков — в то время начальник штаба ВВС Краснознаменного Северного Флота.

Американские ВМС после войны держали единоличное лидерство на мировом океане. Догнать US Navy по численности было невозможно, и была сделана ставка на ракетные оборонительные системы. Совет министров СССР 14 апреля 1948 г. постановил создать самолеты-снаряды береговой обороны 15ХМ «Шторм» и РАМТ-1400 «Щука». Первый должен был стартовать с наземной установки, но разрабатывало его авиационное ОКБ-293 Матуса Рувимовича Бисновата. Второй создавался под руководством Александра Давидовича Надирадзе в КБ-2 Министерства сельхозмашиностроения, входившего в то время в оборонную промышленность, и предназначался для самолетов Ту-4 и Ил-28.

Проект 15ХМ базировался на опыте разработки экспериментального самолета «5» и получил стреловидные консоли крыла и оперения. Но для достижения заданной дальности 90 км он оснащался не жидкостным ракетным, а прямоточным воздушно-реактивным двигателем РД-1А конструкции Бондарюка. Он был легким, экономичным и давал тягу 1500 кгс, но запускался только на большой скорости, и Бисноват предложил вложить в его камеру сгорания ракетный ускоритель. Он весил 1,5 т, и сдвиг центровки назад компенсировало вспомогательное оперение. После выгорания ускорителя на нем открывались тормозные щитки, их сопротивление разрывало болты и отделяло его от снаряда вместе с пустым корпусом «стартовика». Эта схема, ныне широко используемая, была создана впервые.

Основной участок пути «Шторм» должен был лететь на высоте 8-12 м над гребнями волн на радиокомандном наведении, а устойчивость поддерживалась автопилотом и радиовысотомером. У цели оператор давал команду снаряду сделать «горку» и включал избирательное наведение. Оно проектировалось в трех вариантах. Активная радиолокационная головка самонаведения (АРГСН) захватывала линкор или крейсер с дистанции 15 км. Сектор обзора тепловой ГСН был вдвое больший, но захват она осуществляла только за 5 км. Ручное теленаведение было возможно с рубежа 8-10 км.

Для отработки снаряда и его компонентов построили два пилотируемых самолета-аналога «изделие 19П». Старт первого из них с борта тяжелого бомбардировщика Пе-8, пилотируемого В.А. Гинде, выполнил Г.М. Шиянов в 1950 г. На оценку устойчивости сделали 17 полетов и 9 — на проверку системы наведения с двумя типами ГСН и автопилотом.
В конце 1951 г. первые снаряды 15ХМ были готовы. Чтобы быстрее начать их испытания, использовали имеющийся носитель Пе-8, сделав в апреле 1952 г. два успешных пуска. Но при старте с береговой катапульты перегрузка свыше 12g «выбивала» автопилот АП-26 и с этой проблемой справиться не удалось. Воздушный старт развивать не стали, и 1 марта 1953 г. тему закрыли. Завод №293 построил по 15 снарядов с автопилотом, аппаратурой командного наведения и ГСН, запущено с самолета и береговой установки 10 с автопилотом, 20 готовых и 25 строящихся снарядов были списаны.