Авиационное вооружение


  1. Осень 1964 года. Карибский кризис разрешен, но противостояние между СССР и США в разгаре. Нарастает размах военных маневров, и вместо обычных ежегодных учений командование ВМС НАТО решает провести две военных игры — «Тим Спирит-64» в Атлантике и «Фолекс-64» в Арктике. Туда направился 51 корабль под флагом командующего 2-м флотом США. Авианосец «Индепенденс», крейсер «Олбэни» с зенитным ракетным комплексом «Талос», 4 эсминца и 4 фрегата ЗУРО плюс малые корабли составляют 401-ю авианосную ударную группу. Ее прикрывает 402-я АПУГ — авианосец «Уосп», 11 эсминцев и 3 английских фрегата и малые корабли. 19-я группа обеспечения включает штабной корабль, 6 танкеров и 2 транспорта. Это — «синие».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  2. Рост летно-тактических данных тяжелых бомбардировщиков в середине 40-х гг., увеличение их численности и появление атомной бомбы, казалось, лишали смысла дальнейшие попытки создать управляемое авиационное оружие для поражения больших стратегических целей, таких как города, военные базы и промышленные объекты. Тем не менее после II мировой войны работы в этом направлении даже активизировались.



  3. До конца июля тяжелогруженые «Юнкерсы» выполняли по три-четыре вылета в день, перебрасывая марокканцев и грузы на Пиренейский полуостров. Так продолжалось до 13 августа, когда эти самолеты были брошены в бой. Случилось это после того, как республиканский крейсер «Хайме I» вошел в бухту Малаги и стал реально угрожать продвижению войск повстанцев. Тогда командующий германскими «добровольцами» обер-лейтенант Рудольф Фрейгер фон Моро приказал дооборудовать две машины в бомбардировщики. При этом каждый мог нести по шесть 250-кг бомб. Именно эти две машины (экипажи под командованием самого Моро и обер-лейтенанта Макса Графа Хойо) атаковали республиканский корабль и, что удивительно, даже добились попаданий.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  4. Войны начинают генералы, но побеждают в них рядовые. Это утверждение справедливо и в отношении оружия: можно создавать сколь угодно изощренные образцы военной техники, однако они смогут повлиять на ход войны, только если превратятся из уникального опытного образца в продукт массового производства, применение которого перестанет быть уникальным экспериментом.
    На пути к этому создателей боевой техники ждут бесчисленные препоны, однако есть две проблемы, преодолеть которые в условиях войны обычно труднее всего. Первая — необходимость перестройки производства под новое изделие, что чревато срывом программ выпуска уже освоенных в серии образцов. Чем больше новизна, тем сложнее и дороже такая перемена, тем болезненнее она сказывается на налаженном трудовом ритме предприятия. Вторая — это способность освоения новой материальной части большой массой часто плохо обученного личного состава, ведь побеждает или проигрывает и бой, и войну именно боец.
    На этих обстоятельствах «спотыкались» самые опытные и авторитетные авиаконструкторы, достаточно вспомнить «короля истребителей» Н.Н. Поликарпова и его И-185, футуристичный Do335 Клаудиуса Дорнье или «легкие» модификации истребителя Норт Америкен Р-51 «Мустанг» Джеймса Киндельбергера... Конструктор, отстаивая право своей очередной разработки занять место в строю и отнимая у коллеги-конкурента дефицитные ресурсы, рискует не только репутацией — он ставит на карту будущее собственной страны. Однако война не терпит застоя, и на вызовы, которые бросает противник, отвечать следует быстро и адекватно. Чтобы снизить упомянутые выше риски, конструктор вместо создания принципиально нового самолета может и должен последовательно модернизировать уже находящееся в серии изделие, в том числе и за счет наращивания огневой мощи.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  5. Обороноспособность как возможность суверенного государства в обеспечении территориальной неприкосновенности собственными силами является наиболее значимой характеристикой державы. Возможность государства по обеспечению неприкосновенности может быть расширена участием в системе коллективной безопасности на договорных условиях, что, впрочем, не исключает готовности самого государства к защите своей независимости силовыми методами. Таким образом, национальные Вооруженные Силы государства по-прежнему остаются основным механизмом непосредственной реализации обороноспособности страны, что подтверждается основным законом государства, возлагающим на них ответственность, и не только историческую, за безопасность. И этим законом следует неукоснительно руководствоваться представителям всех уровней и ветвей государственной власти, в чью компетенцию входит военная безопасность государства.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  6. Гражданская война в Испании 1936-39 гг. — один из самых кровопролитных конфликтов 20-30 годов XX века — носила интернациональный характер: с обеих сторон сражались многочисленные иностранные граждане.
    Причем среди них были и военные специалисты, посланные туда по приказам своих правительств, и «идейные» добровольцы, и обыкновенные «солдаты удачи».
    Кроме того, война стала и испытанием для современной техники, в том числе и авиационной.
    Именно за Пиренеями начали свою карьеру такие известные впоследствии самолеты, как советский бомбардировщик СБ, истребитель И-16, немецкие «Хейнкель» Hе 111 и «Мессершмитт» Bf 109. Немаловажную роль, особенно на начальном этапе, сыграли машины итальянских и французских конструкторов.
    Конфликт интересен и тем, что наравне с самыми современными образцами достаточно активно применялись и устаревшие бипланы времен Первой мировой войны. В итоге эта война фактически стала «реквиемом» для бипланов как схемы самолета.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5